30 МАРТА 2017
Я дам тебе газ
"Х… тебе опять надо?", - на весь кабинет прозвучал недоброжелательный хриплый голос с явным немецким акцентом. Аграрии с ухмылкой переглянулись.

"Удобрения".
Владимира Борисовича одолевали аграрии.

Второй час они сидели у него в кабинете, перекрыв мощными спинами оборонительный плацдарм служебного туалета. Через секретаршу Нину премьер уже несколько раз вызывал себя по "сотке" и "двухсотке". Аграрии неделикатно бурчали: "Мы подождем", - но выходить из кабинета отказывались.

Все бы ничего, но премьеру очень нужно было выехать к своей теще по деликатному семейному вопросу. Уже второй час та сидела у нотариуса, оформляя на себя очередную квартиру на Печерске.

Теща явно была в ударе. Она звонила, писала унизительные смс-ки и передавала через секретаршу Нину изысканные проклятья. Лендлорды пучили свои красные от горя глаза и делали вид, что очень ему сочувствуют.

"Теща, б…", - вырвалось у Гройсмана, и они с тяжелым вздохом начали выдергивать нитки из своих мало ношенных костюмов.
"Теща, б…", - вырвалось у Гройсмана.
Но нужда была сильнее солидарности. Аграрии хотели удобрений.

Владимир Борисович искренне не ожидал такого поворота событий. Всего месяц назад он созвал земельных баронов на совещание и попросил их продать немного зерна в Аграрный фонд. Помочь стране, так сказать. Те ответили, что вообще-то они частный бизнес, и он, Гройсман, не имеет права. Были еще некоторые слова, которые до сих пор всплывали в тонкой душе премьера удушливым облаком обиды.

Теперь эти же люди требовали помочь стране. Спасти от бесстыжего Фирташа, который взял с них предоплату, но удобрения так и не сделал.

"Так а что я могу? Судитесь с ним!", - уже не сдерживая гнева, кричал Владимир Борисович.

В ответ циничные аграрии включали старую шарманку в духе "посевная на носу", "держава має допомогти", "соціальна відповідальність" – и еще с десяток файлов, которые премьер и сам любил ввернуть, выступая по средам на Кабмине.

Разговор явно не клеился. Владимир Борисович готовился изображать невмешательство государство в частный бизнес и дальше, но теща… "Черт меня дернул", - думал про себя премьер, пока на трибуну народной совести выходил очередной прожженный феодал с идеальным маникюром.

Тем временем теща успела развернуть войска на флангах, подтянуть крупнокалиберную артиллерию и совершить ковровую бомбардировку. Отрывистыми очередями смс-ок она сочно и безжалостно уничтожала молодую надежду Украины. С каждой минутой самый успешный реформатор эпохи независимости лишался своих иллюзий… Даже старик Босх не догадывался, что возможны такие мутации.

Где-то за стеной майор СБУ тоже хотел в туалет. Но он держался, терпеливо ерзая на стуле в предчувствии, что вот-вот заработает на подполковника. Майор слишком хорошо знал характер тещи премьера.

Наконец, Гройсман сдался. Оставался последний плацдарм его уважения к себе, и теща стремительно подкатывала к нему свои танки.

Владимир Борисович прервал полет фантазии очередного лендлорда, нажал громкую связь и набрал по "сотке" длинный номер.

Лучшее с персонажем: Игорь Коломойский

"Х… тебе опять надо?", - на весь кабинет прозвучал недоброжелательный хриплый голос с явным немецким акцентом. Аграрии с ухмылкой переглянулись.

"Удобрения".

Возникла недолгая пауза, но голос тут же нашелся.

"Это все п…ж. Я им ничего не должен!"

Феодалы заерзали на стульях. Вчера они слышали именно это, сидя в кабинете у министра. Дальше было интересно. Аграрии приготовились к самому смачному, и с интересом уставились на премьера.

Но тот был опытным аппаратчиком.

"А для меня сделаешь?", - вспомнил о теще Владимир Борисович.

"Мне газ нужен и чтобы вы, с…, слово держали", - парировал голос.

"Я дам тебе газ", - обреченно выдохнул премьер, уже представив, как над ним глумится хвастливый предшественник.

Некто с той стороны отложил трубку. Послышалось "Zwei Strudel bitte für mich und meine Damen". Потом он начал с кем-то переговариваться. Сквозь легкое потрескивание динамика до аграриев долетали отрывистые "Опять на…т", "Борода, ну кому ты веришь?" и смачные немецкие ругательства.

За стеной майор СБУ резко накрутил громкость, но из-за помех не смог разобрать основной текст.

< Предыдущий материал
Следующий материал >
Наконец, голос взял трубку и изложил свое требование:

"Тогда у меня важное условие".

"Ты ж знаешь, я это не решаю", – остановил его премьер.

"А Портрет?"

"Он тоже".

"А кто?"

"Ну на… ты опять начинаешь?" – не сдержался Владимир Борисович.

Голос обреченно вошел в положение.

"Ну хорошо. Давай газ. Только я им ничего не должен!" – прохрипел он.

Гройсман уже готов был на все. Прервав связь, он вызвал Нину. Аграрии увлеченно переключились вниманием на ее роскошные бедра.

"Пиши.

Приказываю.

С целью бесперебойного обеспечения посевной…

Аграрному фонду - поставить газ на Черкасский и Ривно "Азот".

Изготовленные удобрения поставить представителям аграрно-промышленного комплекса.

Оплату за удобрения получить зерном для Аграрного фонда".

От неожиданности феодалы бросили пялиться на Нину и снова повернулись к столу премьера.

Но его уже там не было.

"Помогите стране", - злопамятно процедил Владимир Борисович из дверного проема, и ловко покинул кабинет.

Навстречу ему по коридору бежал счастливый подполковник СБУ в костюме лифтера.
.................................

Disclamer: Все изложенное выше является чистым вымыслом. Имена и должности придуманы. Любое совпадение с реально существующими персонажами случайно.

Во время написания текста ни один политик не страдал.


.................................

Данная публикация взята со страницы Сергея Лямца в Facebook. Оригинал публикации доступен по ссылке:

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=1794830810...
Предыстория появления этого текста
Дмитрий Фирташ
поступил решительно. Поскольку Украина не возвращала ему долг, олигарх "вернул" свои долги деньгами аграриев. Удобрений он им не дал.
Украинские фермеры перечислили фирмам олигарха Дмитрия Фирташа больше двух миллиардов гривен аванса на азотные удобрения, но взамен не получили ничего. Все потому, что предприятиям группы Ostchem Holding AG из-за долгов отключили газоснабжение, соответственно встали заводы.

7 марта "Укртрансгаз" ограничил газоснабжение предприятий "Ривнеазот", "Северодонецкое объединение Азот" и "Азот" из-за долгов.

Как известно, "Ривнеазот" и черкасский "Азот", а также два химзавода, которые простаивают - "Концерн Стирол" (Горловка) и "Северодонецкое объединение Азот" (Северодонецк) принадлежат Дмитрию Фирташу.

Удобрения азотной группы составляют 90% от всех минералов, которые вносят аграрии в почву. От того, внесли ли их и насколько вовремя это сделали, зависит урожайность, о которой так любят отчитываться чиновники. Однако, урожай в опасности. Фермеры заплатили за поставку удобрений. И ничего не получили.

За несколько месяцев до того Фирташ выиграл суд против Украины по 11 млрд. кубов газа, принадлежавших "РосУкрЭнерго". А еще раньше, 8 июня 2010 года, Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма обязал "Нафтогаз" вернуть "РосУкрЭнерго" 11 млрд. кубометров газа и предоставить дополнительный объем газа в размере 1,1 млрд. кубометров в качестве неустойки за нарушение условий контракта.

Ни деньги, ни газ государство не вернуло.И, по одной из версий, Фирташ решил прибегнуть к крайней мере, забрав деньги аграриев в счет погашения долга.

Заводы Фирташа запустили работу только в начале мая 2017 года. Это произошло после того, как Минэкономики ввело антидемпинговые пошлины на российские азотные удобрения – карбамид и КАС.
Чтобы найти информацию об интересующем вас политике, воспользуйтесь поиском.