21 декабря 2017
Все думают, что за мной стоят люди…
"Где ты взял мой номер?"

Андрей Владимирович улыбнулся. Бакай всячески подтирал себя из информационного пространства. Словно и не было великого человека.

"Я все-таки руководитель "Нафтогаза Украины", - ухмыльнулся Коболев.

"Серьезно? – удивился основатель "Нафтогаза" и помолчал. – Предположим".
Ржавые ворота старого советского гаража со скрипом распахнулись. Пыль осела, и посреди темноты обозначился контур машины, накрытой чехлом.

Председатель НАК "Нафтогаз Украина" Андрей Коболев потянул за покрывало, и оно сползло, обнажив раритетную "Карреру" 1974 года. "Порш" нагло пялился своими круглыми глазами на самого великого реформатора газовой сферы со времен…

"Со времен…" – пробормотал Андрей Владимирович.

Достойное сравнение никак не приходило. Перед глазами все чаще мелькал Игорь Бакай за решеткой московского суда.

"Классная тачила", - радостно улыбнулся водила Коболева.

"Только ж ты не болтай", - предупредил шеф.

"Шо ж я…?" – понял водила.

"Порш", как и многое другое, не был внесен в декларацию. Официально, у Андрея Владимировича его даже не было. Не было у него также заправок в Словакии, домика в Швейцарии, квартиры в Нью-Йорке и офиса на "Левобережной".
"А шо вы, уже пробовали?" – поинтересовался водила "Каррерой".

"Зверь…"

"Как Анжелина Джоли или Моника Белуччи?"

"Нет, - подыскивал аналогию Коболев. – Как… Коко Шанель".

По глазам водилы было понятно, что в жизни он не слушал ни одного альбома Шанель. Но лицо его уважительно вытянулось при звуках имени известного парфюмера.

Андрей Владимирович в это время в своем воображении ехал по серпантинам швейцарских дорог. Потом с разгону влетел на равнины Словакии.

"Андрюха, между Швейцарией и Словакией нет границы", - как всегда серьезно вставил внутри его головы Юрий Витренко.

"А по документам – есть", - под…нул Андрей Владимирович коллегу.

Внутренний директор по развитию "Нафтогаза" смутился и полез смотреть карту.

"Юра, шо ж ты такой серьезный?" – в сердцах спросил его в своей голове Коболев.

"Благодаря тому, что я серьезный, мы с тобой продержались почти четыре года", - парировал партнер.

Крыть было нечем, и Андрей Владимирович вернулся к водиле. Они закрыли гараж и поехали на работу.

Рекомендуем прочитать:

"Андрей Владимирович!" – радостно улыбались короткие юбочки и длинные шпильки, когда он шел по коридору здания "Нафтогаза" на углу Хрещатика.

"Ну… Что подарили?" – поинтересовался Коболев, зайдя в приемную.

Секретарша выглянула из-за горы подарков. Недавно, кроме Нового года, праздником сделали католическое Рождество. Теперь главу "Нафтогаза" надо было поздравлять в два раза чаще.

"Президент прислал алюминиевый чемодан с коллекцией наклеек из Панамы".

"Х… тебе", - подумал Коболев.

"Премьер-министр – часы с дарственной надписью "Спасибо за службу".

"И тебе".

"Юлия Тимошенко – мемуары самых известных заключенных 20 века", - продолжала щебетать секретарша.

"Евгений Бакулин прислал титановую удочку на тунца", – подключилась к ней помощница.

"А Юрий Бойко – билет на кругосветную регату. Целых полгода посреди океана!"

"Игорь Коломойский – именной английский виски "Второй независимый".

"Игорь Диденко - каталог лучших ночных клубов Нью-Йорка. И пособие "Эмиграция для чайников".

Андрей Владимирович сделал вид, что намеков не понял. Хотя все было понятно. Недавно Портрет наконец поменял состав наблюдательного совета "Нафтогаза". В воздухе запахло отставкой.

"А вот, кстати, мемуары Игоря Бакая "Есть ли жизнь после "Нефтегаза". В золотом переплете".

Председатель "Нафтогаза" удивился. Жизнь основателя компании была образцовой историей успеха. Ее не портили даже последние суды в Москве.

"А найдите-ка мне телефон Бакая", - поручил он секретарше и протиснулся к себе.
"Хотел спросить… Просто совета… - запинаясь, начал Коболев. – Если начали намекать, то есть еще шанс?"

Бакай понимающе помолчал. Однажды намекнули и ему.

"Ну, разве что у тебя есть козырь. У тебя есть козырь?"
Кабинет пахнул затхлой роскошью. В нем было так же тихо, как в марте 2014-го. Тогда Коболев заменил самого Евгения Бакулина. Казалось, теперь кабинет выталкивает очередного хозяина. Со стены улыбались Портрет и пророк его Владимир.

"Андрей Владимирович… - возникла из-за спины секретарша. - Вот номер".

Андрей Владимирович внезапно захотел ухватить ее и надиктовать пару поручений. Но он взял себя в руки и выпроводил за дверь. Достал мобилу и набрал мудреный российский номер. После нескольких гудков ответил решительный мужской голос.

"Кто это?"

"Андрій Коболєв".

"А можно без вы-бонов?"

"Андрей Коболев".

Голос помолчал.

"Где ты взял мой номер?"

Андрей Владимирович улыбнулся. Бакай всячески подтирал себя из информационного пространства. Словно и не было великого человека.

"Я все-таки руководитель "Нафтогаза Украины", - ухмыльнулся Коболев.

"Серьезно? – удивился основатель "Нафтогаза" и помолчал. – Предположим".

"Хотел спросить… Просто совета… - запинаясь, начал Коболев. – Если начали намекать, то есть еще шанс?"

Бакай понимающе помолчал. Однажды намекнули и ему.

"Ну, разве что у тебя есть козырь. У тебя есть козырь?"

"Я почти выиграл суд против России".

"Какой суд?"

"В Стокгольме. По отмене претензий на 30 миллиардов".

"И что, отменили?"

"Ну, почти. Перенесли вот на февраль".

"Значит, не отменили?"

"Промежуточно - отменили".

"Таки значит нет?"

"Ну, нет… Но успех уже близко. А если меня уволить, то надо заново судиться".

Бакай помолчал. Он не знал, что Коболев сильно рассчитывал войти в историю как победитель России. В суде.

"Не, это не козырь".

Коболев задумался.

"Еще я наладил поставку газа из Европы в Украину".

Андрей Владимирович буквально увидел, как его предшественник улыбнулся в трубку.

"Слушай… Так газ-то все равно российский".

"Не, ну по документам - европейский".

"Подожди… Российский. Вы его берете из трубы, как и раньше".

"Но по документам…" – попытался настаивать на своем Коболев.

"Ну хорошо… И что, дешевле получилось?"

"Нет. Немного дороже, зато Россию наказали".

"Как это вы нас наказали?" – иронично отметил теперь гражданин РФ Игорь Бакай.

"Не берем у вас газ".

"Так берете же! Еще и переплачиваете! – рассмеялся предшественник, не дожидаясь фразы о документах. – Не, это тоже не козырь".
< Предыдущий материал
Следующий материал >
"Ну а реформа?"

"А ты провел реформу?"

"Нет, но мы движемся".

"Тогда нет", - отрезал Бакай.

Андрей Владимирович задумался.

"Ну и все думают, что за мной стоят люди…"

"За всеми стоят люди".

"Обо мне думают, что очень…"

"А стоят?" – провокационно спросил Бакай.

"Ну, все так думают…" – уклонился Коболев.

Основатель помолчал.

"Так что же ты все-таки умеешь?"

Коболев смутился.

"Я неплохо пишу в Фейсбуке…"

"О! – ухватился Бакай. – Вот это сейчас козырь".

"Вы шутите?" – смутился руководитель "Нафтогаза".

"К сожалению, нет", - признался основатель.

"Спасибо, Игорь Михайлович", - с надеждой в глазах произнес Коболев.

"Больше не звони сюда".

"Хорошо…" – расстроился Андрей Владимирович и спрятал мобилу.

Спустя минуту он уже открыл Фейсбук. Сказать было особо нечего, поэтому он решил запостить фотку водопроводного люка, напоминающего эмблему биткоина.

"Останнє блокчейн попередження ..." – набрал он.

Конечно… Это был недвусмысленный намек на мощную поддержку со стороны зарубежных партнеров.
.................................

Disclamer: Все изложенное выше является чистым вымыслом. Имена и должности придуманы. Любое совпадение с реально существующими персонажами случайно.

Во время написания текста ни один политик не страдал.


.................................

Данная публикация взята со страницы Сергея Лямца в Facebook. Оригинал публикации доступен по ссылке:

https://www.facebook.com/anserua/posts/21666957133...


Чтобы найти информацию об интересующем вас политике, воспользуйтесь поиском.