24 октября2017
По мелочи, как обычно
"Ну что. А дальше Сережа садится на Национальную службу здоровья".

Речь шла о Сергее Березенко, который сейчас помогал Портрету в парламенте решать вопросы. Недавно он протянул медицинскую реформу, и после нее рассчитывал "прикурить" с нового монополиста - Национальной службы здоровья.
"Он таки это сделал".

"Что?"

"Опять вы…нулся".

"Как?"

"По мелочи, как обычно".

Генпрокурор Юрий Луценко протянул Портрету распечатку. На ней премьер Владимир Гройсман ожидал роста экономики на 5-7%. И это после того, как он – президент! – ожидал всего 3,4%.

"Это мелко, слушай, - откинул бумажку Портрет. – Я ожидаю больше, чем президент".

"Вова во всей красе".

"А ничего, что он ожидает в 2019 году?"

"После выборов".

"Пусть лучше ответит за то, что сейчас!"

"Даже с курятиной не может разобраться".

"Кстати… - поднял палец Портрет. – Дорогие сограждане, мясо подорожало по объективным причинам".

И президент передразнил своего премьера.

"Завхоз, б…"

И он отвернулся к окну.
"Понимаешь, да? – президент сложил пальцы в характерную рэгу. - 86 ярдов в год!"
"Можно, конечно, рассказать людям правду", - предложил Луценко.

"Какую?"

"Ну что Вова ничерта не решает".

"А кто тогда решает?"

"Ну, все к Кубиву бегают".

"Татышо!" – Портрет сделал вид, что удивился.

"Таки да. Хочешь порешать – приходи к Степану Иванычу".

"Ишь ты, серый кардинал прямо".

Портрет думал о чем-то своем.

"Так шо, расскажем?" – напомнил о себе Луценко.

"Та ну его в ж…, - отмахнулся президент. – Так даже лучше".

"Почему?"

Портрет повернул к нему голову.

"Ну, мы его зачем ставили?"

"Чтоб он мазу тянул?" - предположил генпрокурор.

Портрет утвердительно кивнул.

"Ведь понимаешь, - президент вдруг захотел пооткровенничать. – Вот, например, медицинская реформа".

"Что с ней?"

"Ну, все смотрят – Вова протянул. Улыбался. Ручками водил. Поблагодарил депутатов, дескать, мы с вами ого-го".

"И что?"

"Ну что. А дальше Сережа садится на Национальную службу здоровья".

Речь шла о Сергее Березенко, который сейчас помогал Портрету в парламенте решать вопросы. Недавно он протянул медицинскую реформу, и после нее рассчитывал "прикурить" с нового монополиста - Национальной службы здоровья.

"И что?" – неуклюже уточнил генпрокурор.

"Эээ… - Портрет улыбнулся и развернул к нему свое массивное тело. – Будет решать, кому сколько денег дать. И у кого лекарства покупать".

"Ооо!" – прозрел Луценко.

"Понимаешь, да? – президент сложил пальцы в характерную рэгу. - 86 ярдов в год!"

"А отвечает за все…" – догадался Луценко.

Портрет кивнул, показал ему "тссс" и кого-то набрал по громкой связи.

Рекомендуем прочитать:

"Петр Алексеевич!" – после первого же гудка прозвучал молодой голос.

"Сережа, чем занимаешься?"

"Празднуем вот, Петр Алексеевич!"

"Что празднуете?" – с настроением раннего Коломойского спросил Портрет.

"Ну, что сумели важную для страны реформу протолкнуть".

Портрет подмигнул куму и знаком указал слушать еще.

"А с кем празднуете?"

С той стороны раздалась недолгая пауза.

"Александр Юрьевич и Глеб Владимирович как раз случайно зашли…"

Александр Третьяков и Глеб Загорий принялись наперегонки здороваться с Портретом. Эти двое давно и методично "прикуривали" с закупки лекарств, и теперь готовились сорвать джек-пот.

"Ну празднуйте, празднуйте… Желаю, чтоб деньги ходили за вами", – великодушно попрощался президент, и выключил связь.

Луценко понимающе улыбнулся.

"Видишь, уже готовятся", - указал Портрет.

"Ну, так я их прихвачу".

"Та никого ты не прихватишь. Они ж не дураки – поставят какого-нибудь попку".

"А я его посажу".

"Ну, они другого поставят, - философски промурчал Портрет. – Всем неплохо".

"А Вова что?"

"Та подожди. Когда сельские больницы начнут закрывать, вот тут Вова и отгребет".

"И это правильно", - согласился генпрокурор.

Портрет опять замолчал.
Глеб Загорий и Александр Третьяков
"Ну, так что, - посмотрел он на кума. - Ты согласен?"

"Слушай, нах… оно мне надо?"

"А кто, если не ты?"

"Ну ты, а кто еще?"

"Я уже не могу. З…лся в усмерть".

Портрет устало вздохнул. Генпрокурору на секунду стало его жаль.

"Шо там у нас сегодня?" – повернул голову президент.

"Михо можно депортировать".

"Документы пришли?"

"Да. Отказали ему в статусе беженца".

Портрет скрестил пальцы на груди и загадочно улыбнулся.

"А знаешь, пусть остается".

Луценко удивленно взглянул на кума.

"Пусть остается. В палатке жить будет. С "Донбассом" обниматься, центр перегораживать".

"Зачем?" – все еще не понимал Луценко.

"Понимаешь, как его через месяц возненавидят?"

Теперь Луценко ушел в свои мысли.

"А ближе к Новому году елку им подарим", - по-доброму улыбнулся президент.

"Так что мне, молчать про депортацию?"

"Наоборот! Пусть все смотрят. А мы подождем, пока они друг друга перегрызут".

Генпрокурор поднял глаза.

"Про американский паспорт скажем?"

"Пока не надо. Это будет на закуску".

Портрет и генпрокурор переглянулись и поднялись с кресел.
< Предыдущий материал
Следующий материал >
.................................

Disclamer: Все изложенное выше является чистым вымыслом. Имена и должности придуманы. Любое совпадение с реально существующими персонажами случайно.

Во время написания текста ни один политик не страдал.


.................................

Данная публикация взята со страницы Сергея Лямца в Facebook. Оригинал публикации доступен по ссылке:

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=2064471513...


Чтобы найти информацию об интересующем вас политике, воспользуйтесь поиском.